rnoflyzone (rnoflyzone) wrote,
rnoflyzone
rnoflyzone

Что вызвало изменение позиции Москвы?

Видимо, совокупность факторов. РФ заручилась поддержкой БРИКС по сирийскому вопросу, и некоторых других стран. Антироссийскую резолюцию по Сирии не поддержала половина членов комитета по правам человека ООН. Кремлины раздобыли валюту по разным контрактам, а тут еще удалось согласовать сокращение добычи нефти. Злобную клинтоншу не избрали, и американцы заняты внутренними разборками. Зато в Европе избрали несколько "друзей РФ". С партнерами ничего не удалось согласовать, они ничего толкового не предложили на переговорах, кроме требований.

Господин Председатель,

Хорошо это или плохо, но в последнее время гуманитарная проблематика все чаще становится предметом внимания Совета Безопасности ООН. Полагаем, что настает время провести ее комплексное обсуждение применительно к Ближнему Востоку и Северной Африке, организовать тематические дебаты на тему «Катастрофические последствия разрушения государственности стран региона в результате внешнего вмешательства». Число жертв исчисляется миллионами, однако переживаний по этому поводу от тех, кто повинен в этих трагедиях, мы не слышали.

Действительно, война, начатая американо-британским вторжением в Ирак, по сути продолжается уже 13 лет. Развал некогда процветавшей Ливии привел к дестабилизации огромных пространств в Северной Африке. Сирию превратили в сферу соперничества за региональное лидерство, не гнушаясь использовать в своих целях потенциал откровенно террористических организаций. При этом гуманитарные трагедии, о которых мы сегодня слышали, не рассматриваются как достаточное основание для отказа от обанкротившейся политики. Провал своих геополитических авантюр некоторые пытаются прикрыть циничным морализаторством, да и просто враньем. Мы часто сталкиваемся с этим при обсуждении в Совете Безопасности сирийского сюжета. Не является исключением и сегодняшнее заседание.

Господин Председатель,

Гуманитарную ситуацию в Сирии нельзя обсуждать в отрыве от других задач, сформулированных в решениях Совета Безопасности и Международной группы поддержки Сирии, – борьба с терроризмом, политическое урегулирование, установление режима прекращения боевых действий. Здесь мы наблюдаем явный перекос.

Господин С.де Мистура словно забыл, что от него все же в первую очередь ожидается продвижение политического процесса. Он не находит в себе сил ни возобновить межсирийские переговоры, которые были прерваны еще в мае, ни четко назвать причину этого – полную неготовность оппозиционеров к серьезным переговорам. Надеемся, что в выступлении господина С.де Мистуры в Совете Безопасности 8 декабря прозвучит наконец что-то конкретное.

Вообще следует признать фактический провал концепции «умеренной оппозиции». Она не получила своего убедительного политического выражения, а в военном плане немногочисленные «умеренные» оказались солдатами «Нусры» и прочих экстремистских группировок.

Инертность ооновцев на политическом треке словно компенсируется их соревнованием по «гуманитарке»: кто сделает более громкое заявление или предложит более яркую инициативу. Причем, когда доходит до дела, эти инициативы либо отвергаются оппозицией, либо сами ооновцами на практике оказываются не готовы к их реализации. Это в полной мере проявилось ситуацией вокруг восточного Алеппо.

Господин Председатель,

Мы разделяем глубокую озабоченность положением гражданского населения в восточном Алеппо. Но облегчить его страдания можно отнюдь не прекращением антитеррористической операции. Оставить Сирию и Ирак террористическому халифату и апеллировать к гуманизму террористов – это не альтернатива.

Нынешней ситуации можно было бы избежать, если бы по крайней мере было выполнено данное нам еще в конце февраля директором ЦРУ Дж.Бреннаном обещание отмежевать в течение двух-трех недель т.н. «умеренных боевиков», если таковые вообще существуют, от террористов. Потом оно неоднократно возобновлялось, в том числе и на высшем уровне. Но воз и ныне там. Очевидно, что все это время нас водили за нос. Либо американские партнеры и их союзники на самом деле не могли и не имели ресурсов выполнить обещанное, либо, скорее, просто не хотели этого, не оставляя опасных попыток использовать террористов для смены власти в Сирии.

Господин Председатель,

Нет ничего удивительного в том, что именно Франция и Великобритания, давно и оголтело призывающие к смене руководства Сирии и оказывающие щедрую поддержку боевикам, стали инициаторами сегодняшнего заседания, якобы ввиду своей озабоченности положением дел в восточном Алеппо.

На самом деле причина в другом. Пестуемые и поощряемые, в том числе ими, бандиты терпят там поражение.
Освобождена уже почти половина данной части города. Это может стать крупнейшей, в том числе моральной, победой сирийских войск с 2012 года, когда в северной столице начали закрепляться забрасываемые туда отряды джихадистов, спонсируемые и вооружаемые из-за рубежа.

Нынешнее заседание – это отчаянная попытка, задействуя Совет Безопасности ООН, спасти террористов от алеппского разгрома. В этом же ряду, кстати, и постоянное блокирование предложений листировать в санкционный список Совета Безопасности такие группировки, как «Ахрар аш-Шам», «Джейш аль-Ислам» и другие. Очевидно, что любая помощь боевикам в Алеппо является однозначной поддержкой террористов «Джабхат ан-Нусры», поскольку именно эта группировка, внесенная в терсписок Совета Безопасности, дирижирует военными операциями всех незаконных вооруженных формирований в захваченных кварталах.

Мы решительно осуждаем все попытки выгораживания террористов, в том числе политические акции под гуманитарными предлогами, в которые, к сожалению, оказались втянутыми и ооновские гуманитарщики. Как иначе можно трактовать, например, тот факт, что на 200 тыс. жителей осажденного Дейр-эз-Зора, что, даже по оценкам ООН, составляет четверть всех блокированных сирийцев, приходится всего 1% гуманитарной помощи?

Как практически никому нет дела и до того, как недавно номинированные аж на Нобелевскую премию мира псевдогуманитарные «белые каски» отличились вопиющим по цинизму постановочным роликом, размещенным в Интернете, о якобы осуществленной ими спасательной операции. Где же массовый хор осуждения таких беспардонных фейков, в том числе со стороны якобы объективных и беспристрастных западных средств массовой информации? Почему это вранье не осудила сегодня представитель Соединенных Штатов – профессиональный журналист? Впрочем, стандарты американской журналистики, да и политики, опустились до «бульварного» уровня, недавно поразившего весь мир. А дезинформация – стандартный прием американской дипломатии.

В том, что гуманитарные проблемы на самом деле не интересуют ни Париж, ни Лондон, ни Вашингтон, ни некоторых других, легко убедиться, заметив их безразличное отношение к страданиям людей в Мосуле. Катастрофическая гуманитарная ситуация в Йемене тоже их не беспокоит, хотя там в помощи нуждается более 80% населения.

Что касается Алеппо, то после освобождения северного сектора его восточной части тысячи людей, которые удерживались боевиками в качестве «живого щита», наконец получили возможность выйти из города, получить помощь, питание и предметы первой необходимости. По нашим данным, из этих кварталов уже ушли 6,5 тыс. человек, в том числе более 2800 детей.

Российская Федерация оказывала и продолжает оказывать жителям Алеппо экстренную гуманитарную помощь. По поручению Президента России Минобороны направляет медицинский отряд специального назначения с многофункциональным госпиталем на 100 мест со специальным детским терапевтическим отделением. Суточная пропускная способность госпиталя для амбулаторного лечения – 420 человек. А Министерство по чрезвычайным ситуациям перебрасывает мобильный госпиталь на 50 мест для стационарного лечения и с возможностью оказания амбулаторной помощи 200 пострадавшим в сутки. Рассчитываем, что необходимую гумпомощь вырвавшимся из плена мирным жителям экстренно окажут и гуманитарные структуры ООН, сфокусировавшие на восточном Алеппо свое особое внимание.

Кстати, меня удивило, как, к сожалению, ушедшая с заседания моя американская коллега рассуждала о том, что как же, разве жители восточного Алеппо пойдут в западный Алеппо, контролируемый правительством? – Ведь правительство является мучителем этих людей.

Ваша предпосылка сделана неправильно. Нам ооновские гуманитарщики и раньше говорили, что во всех случаях, когда жители Сирии вырываются из осады, они идут на территории, контролируемые правительством. Значит, наверное, террористов, а не правительство, они рассматривают как своих мучителей.

На этом фоне нам непонятно желание т.н. «гуманитарной тройки» в Совете Безопасности форсировать продвижение неконсенсусного проекта резолюции по Алеппо. Делу это не поможет, а вот опасность «наступить на те же грабли», что и 8 октября, когда делегация Франции намеренно вынесла на голосование текст, не заручившись поддержкой всех членов Совета, имеется.

Без учета наших главных озабоченностей проект резолюции не пройдет. Такое мы уже наблюдали ранее. Призывы к единству Совета перемежаются с поспешной постановкой на голосование бесперспективных текстов. Это никуда не годная тактика.

Ключевое условие для любого прекращения огня и начала оказания гумпомощи – отмежевание боевиков, не причисленных к террористам, от «Джабхат ан-Нусры». Должно быть обязательное, недвусмысленное и ничем не обусловленное указание на то, что террористы, внесенные в терсписки Совета Безопасности, должны исключаться из любого режима прекращения огня. Предлагаем «тройке» не торопиться с голосованием, а, учитывая складывающуюся обстановку, подумать, как можно было бы модифицировать проект, чтобы он учитывал ооновский гуманитарный план для Алеппо.

Россия в целом поддерживает любые беспристрастные международные гуманитарные усилия и готова работать в интересах его реализации.

Кстати, трасса «Кастелло» полностью освобождена теперь и может быть использована для прохождения транспорта с гумпомощью. К сожалению, в свое время Соединенные Штаты при всей их гуманитарной риторике отказались вместе с нашими военными гарантировать трассу «Кастелло» для доставки гуманитарной помощи. Но теперь нам не нужна ни помощь Соединенных Штатов, ни согласие оппозиционеров. Так что трассу «Кастелло», как мы надеемся, ооновцы будут эффективно использовать.

Конечно, чтобы план не был сорван его началу должна предшествовать должная подготовка. Необходимо получить твердые гарантии боевиков за подписью их командиров, что они не будут препятствовать прохождению гумконвоев. Соответствующие гарантии должны дать и сами ооновцы. Важно заранее иметь списки раненых и больных для эвакуации, списки медперсонала для ротации. Нужно иметь представление о номенклатуре гумпомощи и порядке ее распределения среди нуждающихся. Все шаги должны быть согласованы с правительством Сирии и со всеми группировками, орудующими в восточном Алеппо. Иначе мы получим очередной пропагандистский «выхлоп», не имеющий шансов на реализацию.

В плане размежевания боевиков следует требовать от них и т.н. «местных советов» составления списков террористов «Джабхат ан-Нусры», которых необходимо вывести из города, а также списков тех вооруженных людей, которые сами желают покинуть восточный Алеппо. Если западные коллеги действительно так обеспокоены положением мирных жителей восточного Алеппо, да и всей Сирии, то в первую очередь им надо предпринять реальные практические шаги: прекратить поддерживать террористов и снять односторонние санкции. Надо оказывать реальную помощь, что и делает Россия, а не пытаться использовать чувствительные гуманитарные проблемы для достижения своих политических целей.

Благодарю Вас, господин Председатель.
Tags: Многополярный Мир, Сирия
Subscribe
promo rnoflyzone december 2, 2014 14:56 217
Buy for 100 tokens
Поставьте танк впритык к стене и включите его двигатель на полную мощность. Он не сдвинется с места. Но тот же самый танк с легкостью проломит стену, если врежется в неё на полном ходу. И то же самое произошло в украинском кризисе! Запад разогнался, и теперь его очень сложно будет остановить.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments