rnoflyzone (rnoflyzone) wrote,
rnoflyzone
rnoflyzone

Кремлины не понимают, что Китай может их бросить в любой момент

Один из внештатных сотрудников Госдепа недавно дал интервью о российско-китайских отношениях в свете вопроса КНДР. Кремлины надеются, что Китай поддержит их позицию в вопросе о размещении системы ПРО в Европе, которая, по мере её достройки, в частности, достройки пресловутой ракетной базы в Польше, начинает все больше нервировать Москву.

Стоит напомнить, что именно желание урегулировать с помощью европейских друзей вопрос с установкой ПРО стало одним из главных факторов, которым руководствовался Кремль, когда потворствовал евромайданщикам и отдавал Украину. Надеялись таким подношением, оставив себе лишь территории, необходимые для гарантии безопасности, задобрить ЕС. Но получилось несколько иначе. План создания "второго Приднестровья" в гибридном режиме в формате народного восстания про-российских сепаратистов а-ля Сирия оказался в распоряжении партнеров, и они его утвердили.

Американская система ПРО очень заботит китайских партнеров РФ — они решительно выступают против планов по размещению американцами противоракетных систем (пресловутой THAAD) на южнокорейской территории. Москва же считает эту систему частью глобального комплекса, куда относится и ПРО в Европе. Китайцы же, пока не разворачивали ПРО в Южной Корее, говорили Кремлю, что Европа далеко, это не их дело, не их вопрос, а сейчас это стало темой российско-китайского диалога.

В Москве надеются привлечь Пекин на свою сторону в диалоге с Вашингтоном о ПРО, но насколько обоснованы такие надежды?

КНР потребовала прекращения развертывания THAAD в Южной Корее, но американцы проигнорировали их требования, а Сеул заявил, что Китай должен согласиться с размещением ПРО.

В этой связи российский отдел Госдепа предлагает китайцам политико-дипломатический путь, констатируя его безальтернативность, как у Минска. Путь убеждения Кима отказаться от ядерных амбиций и давления на него, так как эти амбиции используют американцы, как хороший предлог. При этом, и Москва, и Пекин убеждены, что военные угрозы американцев не действуют на Пхеньян, а лишь провоцируют его на новые шаги.

С целью повлиять на Кима, Москва и Пекин совместно придерживаются международных санкций. Китай приостановил закупки северокорейского угля, чем привел руководство КНДР в бешенство, так это был основной источник валюты.

Но дело в том, что Москва готова накладывать санкции только на КНДР, и, немного, на любимый Иран. В общении с партнерами она отвергает язык санкций, так как это не нравится партнерам, и они могут обидится.

Также, российские сотрудники Госдепа предлагают Пекину совместно убеждать Вашингтон в необходимости компромиссов с Пхеньяном.

Поддержит ли Пекин идеи задушевных разговоров с волками? Дело в том, что вся история с северо-корейской ядерной и ракетной программой раздута американцами исключительно с целью создания точки давления на КНР.

В начале, китайцы попробуют вместе с РФ достичь компромисса с Вашингтоном, но сие будет невозможно. Точнее, возможно, но лишь для Китая, так как Вашингтон уже потребовал от Пекина изменения позиции по Сирии, в, в целом, по РФ.

Система ПРО в Южной Корее будет все больше усиливаться, как и военное присутствие США в регионе, а российские дипломаты будут все продолжать убеждать в необходимости подождать, пока американцы образумятся.

И, вполне возможно, китайцам это дело надоест, и они решат, что Москва сильная, и может продолжать ждать в одиночестве. И пойдут на сепаратную сделку с США под гарантии не размещения ПРО за Уралом, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Полный текст интервью (только для читателей блога)

[Spoiler (click to open)]
- Насколько вообще близки российские и китайские позиции по северокорейскому вопросу?

- Близки до степени совпадения. Во-первых, ни мы, ни Китай никогда не будем поддерживать ни ядерную, ни ракетную программу Северной Кореи. Мы ее категорически осуждаем, и не только потому, что это непосредственная угроза в том числе и для нас, но и потому, что это в значительной мере провоцирует американцев на наращивание своих якобы оборонительных мощностей в этой части мира, которые, на самом деле, имеют наступательный потенциал.

Во-вторых, военного решения северокорейской проблемы быть не может, возможно только политико-дипломатическое. И мы, и китайцы прекрасно понимаем, что тот наезд и накат, который использует Трамп, обречен и не сработает. Военные угрозы на северокорейцев не просто не действуют, но скорее наоборот — возбуждают и провоцируют. Создают оправдания и объяснения для их действий. Вообще кто-то посчитал, что за время Трампа северокорейцы уже девять раз запускали ракеты, при Обаме их было гораздо меньше. Так что эти запуски Трампа только раззадоривают.

Американский президент вообще подошел очень близко к краю, когда начались угрозы, но слава Богу опомнился. Он, может, и сумасшедший, но не самоубийца. То же самое хотелось бы думать об Ким Чен Ыне. К ядерному испытанию в КНДР все готово, но ведь они его не осуществляют. Правда, ракету очередной раз запустили, но неудачно, и это породит очередной всплеск риторики с той стороны.

В-третьих, ни мы, ни китайцы не ставим целью смену режима в КНДР — это один из наших принципов, мы на это не работаем. Конечно, проникнуть в черепную коробку Ким Чен Ына крайне трудно, но главное для него — это сохранение династии, сложившейся формы правления. И, кстати, не только для него, но и для всей сложившейся вокруг скорлупы, где он выступает внутренним стержнем.

В-четвертых, и мы, и китайцы поддерживаем резолюции Совета Безопасности ООН, налагающие определенные санкции на Северную Корею. И эти санкции — особенно в случае с Китаем — становятся достаточно эффективными. Прошли сообщения о приостановке закупки китайцами северокорейского угля, на чем Северная Корея потеряла достаточно большие деньги. Северокорейское руководство, по неподтвержденным данным, было в бешенстве от такого шага, и (по подтвержденным уже данным) начало нормировать отпуск топлива, причем с неким запасом, в расчете на новые санкции. Американцы продолжают на Китай давить, требуя ужесточить политику в отношение Северной Кореи. Санкции со стороны иных игроков могут воздействовать лишь в одной сфере — финансово-банковской. А влияния на материальные поставки товаров или импорт у них нет.

- И получается, продавливают?

— Вообще американцы спекулируют на этом давлении — "мы убедили, дядюшка Си согласился". Это немножко блеф, возможно кто-то что-то неправильно понимает — Трамп в этих делах не слишком опытен, да и советников вокруг него немного. Китайцы же в принципе не говорят "нет", у них такая манера ведения переговоров. Либо "да", либо "подумаем, дадим поручение, изучим".

Ну и, конечно, в-пятых, мы выступаем за возобновление — если это когда-то станет возможным — уже имеющихся форматов, прежде всего шестисторонних переговоров. Они прервались в 2008 году из-за того, что американцы с северокорейцами так и не смогли договориться, и вот уже почти 10 лет мы призываем к ним вернуться. Мы с китайцами считаем, что любые паллиативы не сработают. Ну, например, нам говорят — а давайте соберемся впятером, без Северной Кореи. Зачем так собираться, чтобы друг друга убеждать в очевидных, в общем-то, вещах?

Да, эти разумные доводы, на которые и мы, и китайцы вместе и порознь приводили, пока не работают. Ну что ж, надо продолжать убеждать дальше. Мы по своим каналам работаем, китайцы по своим. И, по моему личному мнению, тот факт, что на день рождения Ким Ир Сена не произошло очередных ядерных испытаний, является целиком и полностью результатом работы китайцев. Ничто другое не могло убедить и воздействовать на КНДР, уж точно не ужимки и прыжки американцев, которые еще больше антагонизируют северокорейское руководство.

- Китайцы выступают резко против размещения в Южной Корее американской системы ПРО, но кажется, что только на словах. Есть ли у них какая-то стратегия по недопущению создания этой системы, или они уже смирились?

— Этот момент заботит наших китайских партнеров — они решительно выступают против планов по размещению американцами противоракетных систем (пресловутой THAAD) на южнокорейской территории. Мы же считаем эту систему частью глобального комплекса, куда относится и ПРО в Европе. Китайцы же, пока не разворачивали ПРО в Южной Корее говорили, что Европа далеко, это не их дело, не их вопрос, а сейчас это стало темой. Поэтому я и говорю, что китайцы выступают с более наступательных позиций. Признаков пофигизма, смиренности или даосистского у-вэй, недеяния, и близко нет.


Так, китайцы применяли — к нашему удивлению — воспитательные меры. Например, запретили южнокорейские телефильмы и гастроли на своей территории южнокорейских мальчиковых групп. Кроме того, по некоторым данным, на полках в северных китайских землях сократилось количество южнокорейских товаров.

Сейчас Китай внимательно смотрит за событиями в Южной Корее. Девятого мая в этой стране пройдут президентские выборы, и в Пекине отслеживают позиции двух основных президентов. Оба были настроены против THAAD (один более решительно, другой менее). Сейчас же, при приближении выборов, оба, как считают китайцы, постепенно сдвигаются к американской позиции. Но с другой стороны увеличиваются народные протесты против этого, как говорят в Китае, "гольф-клуба".

Ну и, конечно, китайцев умиляет позиция американского президента. Трамп — это Трамп. Сначала выставил Меркель счет на 375 миллиардов долларов, а сейчас от корейцев потребовал оплатить 1 миллиард за размещение THAAD. И если немцы отреагировали тихо, то корейцы на дыбы взвились.

Так что признаков смирения нет, да и не будет. Здесь по-другому работает политический аппарат. Пока нет решения, ничего видно не будет. Но как только решение примут, то это как передернуть выключатель — все резко изменится в 24 часа.

- Как вообще китайцы оценивают личность американского президента, его политику? Они считают его действия стратегическими, или же непредсказуемыми и авантюрными?

— Здесь, как и везде в мире, на его победу не ставили и ломаного копья. Как наши американисты, так и китайские доказывали, что это просто невозможно (и, кстати, если нашим за такие прогнозы ничего не было, то в Китае в отношение некоторых товарищей были приняты определенные меры, их наказали). В силу особенностей китайского политического мышления для них самое страшное — это непредсказуемость. Невозможность просчитать, провести некоторую политику в ответ на пусть и неприемлемую и глубоко чуждую, но понятную линию. Поэтому, конечно, линия Обамы и Хиллари была для них более привлекательным вариантом.

С приходом же Трампа начались очень серьезные размышления о том, как жить дальше, которые вылились в известный визит Си Цзиньпина. И тут уже китаисты стали посыпать себе голову пеплом — те, кто давно занимается Китаем и привык к определенным клише, увидел, как эти клише были сломаны. Но тут была чистая прагматика — нужно было спасать экономику, как-то ограничить активность Трампа в деле нанесения экономического ущерба Китаю (что Трамп был в состоянии сделать). Китай бы, конечно, ответил, и Америка бы все это прочувствовала, но это было бы потом — по факту Китай понес бы серьезные убытки, ведь для него очень важен доступ на внешние рынки. И когда Трамп в присущей ему манере говорит, что "вчера Китай был валютным манипулятором, а сегодня перестал им быть, поскольку мы с ним хорошо работаем по Корее, то это как в частушке "Я любил тебя, Маланья, до партийного собранья, как открылись прения — изменилось мнение".


promo rnoflyzone december 2, 2014 14:56 211
Buy for 100 tokens
Поставьте танк впритык к стене и включите его двигатель на полную мощность. Он не сдвинется с места. Но тот же самый танк с легкостью проломит стену, если врежется в неё на полном ходу. И то же самое произошло в украинском кризисе! Запад разогнался, и теперь его очень сложно будет остановить.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments